.

Святитель Иоанн Златоуст о молитве

Иоанн Златоуст (Златоустый)  — архиепископ Константинопольский, богослов, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом.

В ряде христианских церквей почитается как святой. В православии, в связи с тем, что день его кончины приходится на праздник Воздвижения Креста Господня, его память перенесена на (26) ноября по юлианскому календарю.

Православная Церковь совершает его память также 27 января (9 февраля) (перенесение мощей) и в Соборе трёх святителей 30 января (12 февраля) по юлианскому календарю. В Константинопольской и Элладской церквях его память совершается 13 ноября, 27 января и 30 января по новоюлианскому календарю, в Католической церкви — 13 сентября. Кроме того, Вселенская патриархия в 2004 году установила празднование 30 ноября в честь перенесения из Рима в Стамбул мощей Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Содержание

Понятие о молитве

Нет, подлинно нет ничего сильнее молитвы и даже ничего равного ей. Не столько блистает царь, одетый в багряницу, сколько молящийся, украшенный беседой с Богом. Как тот, кто в присутствии войска, военачальников, вельмож и многих градоначальников, приблизившись к царю и вступив наедине в беседу с ним, обращает на себя взоры всех и удостаивается уважения, так точно бывает и с молящимися. Ибо представь, сколь великое дело — в присутствии ангелов, архангелов, серафимов, херувимов и всех прочих сил простому человеку приступить с великим дерзновением и беседовать с Царем этих сил; с какою может это сравниться честью?

Небесные архангелы

7 архангелов небесного воинства

И не только честь, но и величайшая польза может быть для нас от молитвы еще прежде, нежели мы получим то, чего просим. Ибо, как скоро кто-нибудь прострет руки к небу и призовет Бога, тотчас он отрешается от всех дел человеческих и обращается мыслию к будущей жизни, представляет небесные блага и не имеет ничего общего со здешнею жизнью во время молитвы, если молится со вниманием; но воспламенится ли в нем гнев — он легко укрощается, возгорится ли похоть — она потухает, станет ли терзать его зависть — она весьма удобно прогоняется, и совершается то же, что бывает, по словам Пророка, при восходе солнца. Что же говорит он? Положил еси тму, и бысть нощь, в ней же пройдут все зверие дубравнии, скимни рыкающии восхитити и взыскати от Бога пищу себе: возсия солнце, и собрасшася, и в ложах своих лягут (Пс. 103, 20-22).

Как при появлении солнечных лучей все звери обращаются в бегство и прячутся в свои норы; так точно, когда молитва, как бы какой луч, появится из уст ваших и с языка, ум наш просвещается, а все безумные и зверские страсти прогоняются, обращаются в бегство и скрываются в свои убежища, если только мы молимся прилежно, с напряженной душой и бодрым умом. Тогда, хотя бы присутствовал диавол, он обращается в бегство, хотя бы бес, он удаляется. Ибо, если тогда, как господин беседует с рабом, никто из подобных рабов и даже никто из имеющих пред ним дерзновение не смеет подойти и беспокоить нас, беседующих с Богом с надлежащим усердием.

Молитва есть пристань для обуреваемых, якорь для колеблемых волнами, трость немощных, сокровище бедных, твердыня богатых, истребительница болезней, страж здоровья; молитва сохраняет несомненным наше добро и скоро устраняет зло; если нас постигнет искушение, она легко прогоняет его; если случится потеря имущества или что-нибудь другое, причиняющее скорбь нашей душе, все это она скоро изглаждает; молитва прогоняет всякую скорбь, доставляет благодушие, способствует постоянному удовольствию, она есть мать любомудрия. Кто может прилежно молиться, тот, хотя бы был беднее всех, богаче всех; напротив, кто не упражняется в молитве, тот, хотя бы сидел на самом царском престоле, беднее всех.

Молись когда тебе трудно

Когда ты увидишь какое-либо случившееся затруднение, то молись Богу: это единственный и самый лучший способ избавиться от случающихся с нами бедствий. Подлинно, молитва есть великое оружие. Хотя бы ты был грешником, посмотри на мытаря, который не был отвергнут, который очистился от такого множества грехов. Хочешь ли знать, как важна молитва? Это не мое слово; я сам, по своему суждению, не осмелился бы высказать этого; выслушай из Писания, как молитва делала то, что не делала дружба.

Кто от вас, — говорит Господь, — и мать друга, и идет и ренет ему: друже, даждь ми три хлебы; и той отвещав речет: двери затворены суть, дети на ложи суть: не твори ми труды. Глаголю же вам: аще и не даст ему, зане друг ему есть, но за безочство его даст ему, елика требует (Лк. 11, 5—8)

Видишь ли, как в том, в чем не успела дружба, успела неотступная просьба? Так как просивший был друг, то, дабы ты не подумал, что он по этой причине успел, сказано: аще и не даст ему, зане друг ему ес ть, но за безочство его даст ему.

 Если дружба, говорит, не сделает этого, то неотступная просьба сделает то, в чем не успела дружба. С кем это было? С мытарем. Не был он другом Божьим, но сделался другом. Итак, если бы даже ты был врагом, то через неотступную просьбу сделаешься другом.

Молитва Задержания

Икона Молитва Задержания

Я сказал это для того, чтобы ты не говорил: я грешник, я не имею дерзновения, у меня нет молитвы. Кто не думает, что он имеет дерзновение, тот имеет дерзновение, но кто думает, что он имеет дерзновение, то потерял дерзновение, как фарисей, а кто считает себя отверженным и презренным, тот особенно и будет услышан, как мытарь. Посмотри, сколько ты имеешь примеров. Хананеянку, мытаря, разбойника на кресте, упомянутого в притче друга, просившего трех хлебов и получившего не столько за дружбу, сколько за неотступную просьбу.

Если бы каждый из них сказал: я грешник, я стыжусь, и потому я не должен приступать, то не имел бы никакого успеха. Но так как каждый из них взирал не на множество грехов своих, но на богатство Божия человеколюбия, то, получив дерзновение, осмелился и, быв грешником, просил не по достоинству своему. И каждый успел в том, чего желал. Будем же помнить все это и соблюдать: будем молиться непрестанно, бодрственно, с дерзновением, с благими надеждами, с великим усердием.

Рекомендуется к прочтениюМолитвы, которые должен знать каждый верующий последователь христианской культуры

Великое благо — молитва

Если кто, разговаривая с добродетельным человеком, получает от того немалую пользу, то каких благ не получит удостоившийся беседовать с Богом? Потому что молитва есть беседа с Богом. И чтобы тебе удостовериться в этом, послушай, что говорит Пророк: да усладится Богу беседа моя (Пс. 103, 34), то есть да будет приятна Богу беседа моя. Разве не может Он и прежде нашего прошения подать нам? Но Он потому ожидает нашего прошения, чтобы иметь случай праведно удостоить нас Своего промышления.

Итак, получим ли просимое или не получим — будем прилежны к молитве и благодарны не только тогда, когда получаем, но и когда не получаем, потому что и неполучение, когда бывает по воле Божьей, не менее благотворно, как и получение. Ибо мы и не знаем, что нам полезно в той мере, в какой Он это знает. Следовательно, получим ли или не получим — мы должны благодарить. И что удивляешься, когда говорю, что мы не знаем, что полезно для нас? И Павел, муж столь великий и высокий, удостоившийся таких неизреченных откровений, не знал, что он просил неполезного ему.

Божия Матерь

Икона Божией Матери Умиление

Видя себя окруженным бедствиями и непрестанными искушениями, он молился об избавлении от них, и не однажды, не дважды, но многократно; ибо, говорит: три краты Господа молих: три краты. Так, три краты, т. е. многократно, он молил — и не получил. Посмотрим же, как он это перенес. Возроптал ли, впал ли в уныние, отчаялся ли? Нет; но что он говорил? И рече ми Господь: довлеет ти благодать Моя, сила бо Моя в немощи совершается (2 Кор. 12,8. 9). Бог не только не освободил его от постигших его бед, но и попустил ему оставаться в них.

Но откуда известно, что он не роптал на это? Слушай, что сам Павел говорит, когда узнал, что такое угодно Богу. Сладце убо похваляюся в немощех моих; не только, говорит, не ищу уже освободиться от этих бед, но еще с великим удовольствием хвалюсь ими. Видишь, какая благопризнательная душа, какая любовь к Богу! Послушай, что еще говорит он: о чесом бо помолимся, якоже подобает, не вемы (Рим. 8, 26); то есть мы, как люди, не можем знать все обстоятельно. Итак, должно все представить Создателю естества нашего и принимать с весельем и великой радостью все, что ни определит Он, и смотреть не на то, чем кажутся нам происшествия, а на то, что так угодно Богу. Ибо Он, лучше нас зная, что нам полезно, знает и то, как устроить наше спасение.

Польза от молитвы

Мы не знаем, сколько нужно, пользы от молитвы; потому что не внимаем ей со всем усердием и не упражняемся в ней по законам Божьим. Когда мы намереваемся говорить с кем-нибудь из людей, которые выше нас, то приводим в надлежащий порядок и внешний вид свой, и походку, и одежду, и все и потом уже вступаем в разговор, а когда приступаем к Богу, то зеваем, чешемся, оборачиваемся во все стороны, бываем небрежны; преклоняем колена, а сами блуждаем мыслями по площади. Но если бы мы приступили с надлежащим благоговением и как должно беседовать с Богом, то мы узнали бы еще прежде получения просимого, сколь великую пользу мы получаем от молитвы.

Человек, который научился беседовать с Богом, как должно беседовать с Богом, делается ангелом, душа его отрешается от уз плоти, ум его возвышается и переселяется на небо, он презирает все житейское, становится пред самым престолом царским, хотя бы он был бедным, хотя бы рабом… хотя бы неученым. Бог требует не красоты речи и не слов изысканных, но красоты души; и когда она будет говорить угодное Ему, то получит все.

Мужчина молится

Человек, который научился беседовать с Богом – ум его возвышается и переселяется на небо

Видишь ли, какое здесь удобство? У людей, кто хочет подойти к кому-нибудь, тому нужно быть красноречивым, уметь льстить всем окружающим начальника и придумывать многое другое для того, чтобы лучше быть принятым. А здесь не нужно ничего, кроме одной бодрственной души, и нет никакого препятствия приблизиться к Богу. Бог приближайся есмь, — глаголет Господь, — ане Бог издалеча (Иер. 22, 23). Следовательно, от нас зависит быть далеко от Него, а Он всегда находится близко. Но что я говорю: здесь не нужно красноречия. Часто бывает не нужно и голоса. Ибо если ты скажешь в сердце своем и призовешь Его, как должно, то Он и тогда скоро услышит тебя. Так Он услышал и Моисея; так услышал и Анну.

Рекомендуется к прочтениюМолитвы святым великомученикам для каждого христианина

Какова должна быть молитва

Когда я говорю кому-нибудь: проси Бога, молись Ему, прибегай к Нему с молитвою, то мне отвечают: я просил однажды, дважды, трижды, десять, двадцать раз и еще не получил. Не переставай просить, пока не получишь; конец молитвы — получение просимого. Тогда перестань, когда получишь, или лучше и тогда не переставай, но и тогда пребывай в молитве. Если ты не получил, то молись, чтобы получить; если же ты получил, то благодари за то, что получил.

Многие приходят в церковь, произносят тысячи стихов молитвы и выходят, не зная, что говорили они; уста их движутся, а слух не слышит. Ты сам не слышишь своей молитвы, как же хочешь, чтобы Бог услышал твою молитву? Ты говоришь: я преклонял колена, но ум твой блуждал вне; уста произносили молитву, а ум исчислял доходы, договоры, условия, поля, владения, общества друзей. Диавол зол: он знает, что во время молитвы мы делаем великие успехи; потому тогда он и нападает на нас. Часто, лежа спокойно на постели, мы ни о чем не мыслим; а когда приходим молиться, то являются тысячи помыслов, чтобы мы вышли без пользы.

Злой Дьявол

Дьявол зол, он знает, что во время молитвы мы делаем великие успехи

Итак, возлюбленный, зная, что это бывает во время молитвы, подражай хананеянке, хотя — мужчина, однако подражай женщине, иноплеменнице, слабой, отверженной и презираемой. Ты не имеешь бесноватой дочери? Но ты имеешь грешную душу.

Что сказала хананеянка? Помилуй мя: моя зле беснуется. Так и ты скажи: помилуй мя: душа моя зле беснуется. Грех есть великий бес. Бесноватый возбуждает сострадание, а грешник — ненависть; тот заслуживает прощение, а этот не имеет оправдания. Помилуй мя — краткое слово, но оно нашло море человеколюбия; потому что где милость, там все блага.

Рекомендуется к прочтениюМолитвы Пресвятой Богородице

Просить Бога

Постоянно будем прибегать к молитве к Богу и просить Его помощи. Ибо часто, чего мы не можем исполнить собственными усилиями, того легко можем достигнуть посредством молитв — молитв постоянных. Подлинно: должно молиться всегда и непрестанно, и в скорби, и в радости, и в несчастье, и в благоденствии. В радости и в благоденствии о том, чтобы они оставались ненарушимыми и неизменными и никогда не прекращались, а в скорби и несчастье о том, чтобы увидеть какую-нибудь благоприятную перемену и чтобы они сменились утешительным спокойствием. Находишься ли ты в спокойствии?

Тогда проси Бога, чтобы это спокойствие оставалось у тебя твердым. Видишь ли наступающую бурю? Усердно моли Бога — пронести это волнение и водворить после бури тишину. Услышан ли ты? Имей терпение, чтобы ты был услышан. Ибо хотя Бог иногда и медлит подаянием, но делает это не по ненависти и отвращению, а желая медленностью подаяния более удерживать тебя при Себе, как поступают и чадолюбивые отцы и они медленностью подаяния мудро стараются долее удержать при себе нерадивейших детей. Не нужно тебе ни посредников пред Богом, ни долгого странствования, ни угождения другим, но, хотя бы ты был одиноким и беззащитным, ты, сам собою умоляя Бога, конечно, получишь просимое.

Он обыкновенно склоняется не столько тогда, когда другие умоляют Его за нас, сколько тогда, как мы сами молимся, хотя бы мы обременены были множеством зол. Ибо если между людьми, когда мы много оскорбим кого-нибудь, не чрез других, но сами и утром, и в полдень, и вечером будем являться к оскорбленным нами, неотступностью и постоянным присутствием в глазах их легко можем прекратить их вражду, то тем более это может быть в отношении к Богу. Но ты недостоин? Сделайся достойным посредством неотступности. А что действительно и недостойный может сделаться достойным посредством неотступности, что Бог скорее склоняется тогда, когда мы сами умоляем Его, нежели когда чрез других, и что часто Он медлит подаянием не для того, чтобы привести нас в отчаяние и отпустить с пустыми руками, а дабы сд елаться Виновником больших для нас благ, — эти три истины я постараюсь объяснить вам.

Подошла ко Христу хананеянка, умоляя Его о своей бесноватой дочери, и, взывая с великой силой, говорила: помилуй мя, Господи: дщи моя зле беснуется (Мф. 15, 22). Вот — женщина иноплеменная, иноземная и не принадлежащая к иудейскому гражданству. Что она иное, как не пес, и не была ли недостойна получить просимое? Несть добро, — сказал Господь, — отъяти хлеба чадом и поврещи псом (Мф. 15, 26). Однако и она сделалась достойной посредством неотступности; ибо и ее, бывшую псом, Он не только возвел в благородство детей, но и отпустил со многими похвалами, сказав: о жено, велия вера твоя: буди тебе яко же хощеши (Мф. 15, 28). Когда же Христос говорит: велия вера, то не ищи никакого другого доказательства величия души этой женщины. Видишь ли, как женщина недостойная сделалась достойною посредством неотступности? Хочешь ли знать и то, что мы более получаем успеха, умоляя Бога сами собою, нежели через других? Когда она взывала, то ученики подошедши говорят: отпусти ю, яко в опиет вслед нас.

Иисус Христос

Икона Иисуса Христа

Христос же говорит им: несмь послан, токмо ко овцам погибшим дому Исраилева. А когда она сама подошла, продолжая взывать, и сказала: ей. Господи: ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы гос-подеи своих, то Он даровал ей благодать, сказав: буди тебе якоже хощеши (Мф. 15, 23—28). Также, прежде в начале прошения. Он ничего не отвечал, а после того, как она однажды, и дважды, и трижды приступила. Он даровал благодать, научая нас с этим окончанием, что Он медлил подаянием не для того, чтобы отвергнуть ее, но чтобы показать всем нам терпение женщины. Если бы Он медлил для того, чтобы отвергнуть ее, то не дал бы и впоследствии, а так как Он желал показать всем ее любомудрие, то Он и молчал.

Ибо, если бы Он дал тотчас и в самом начале, то мы не узнали бы мужества этой женщины. Отпусти ю, — говорят ученики, — яко вопиет вслед нас. Что же Христос? Вы слышите голос, говорит Он, а Я вижу душу. Я знаю, что она имеет сказать; Я не хочу оставить неизвестным сокры тое в ее душе сокровище, но ожидаю и молчу, чтобы открыть его, представить и сделать известным для всех. Итак, зная все это, хотя бы мы были грешны и недостойны получения, не будем отчаиваться, быв уверены, что посредством постоянства душевного мы можем сделаться достойными просимого. И хотя бы мы были беззащитны и одиноки, не будем унывать, зная, что великое ходатайство — то, чтобы самому приступить к Богу с великим усердием.

И если Он медлит и откладывает подаяние, не будем падать духом, быв убеждены, что это медление и отсрочка есть знак Его попечения и человеколюбия. Если с таким убеждением, с душой скорбящей и пламенной и с желанием добрым и таким, с каким приступала хананеянка, будем приступать к Нему и мы, то, хотя бы мы были псами, хотя бы сделали что-нибудь дурное, мы очистимся от своих пороков и получим такое дерзновение, что в состоянии будем ходатайствовать и за других; подобно как и эта хананеянка не только сама получила дерзновение и много похвал, но могла и дочь свою избавить от невыносимых стр аданий. Ибо нет, подлинно нет ничего сильнее пламенной и искренней молитвы. Она освобождает и от настоящих бедствий, избавляет и от будущих мучений. Посему, чтобы нам легко провести и настоящую жизнь, и туда отойти с дерзновением, будем непрестанно совершать молитву с великим усердием и ревностью.

Рекомендуется к прочтениюМолитвы на сон грядущий

Молитва во время поста

Молитвы совершаются со вниманием, особенно во время поста, потому что тогда душа бывает легче, не отягощается и не подавляется гибельным бременем удовольствий. Молитва — великое оружие, великая защита, великое сокровище, великая пристань, безопасное убежище, только бы мы приступали ко Господу с бодрой душой и собранными мыслями, не давая никакого доступа врагу нашего спасения.

Так как он знает, что в это время мы можем, беседуя о необходимом для нас, и исповедуя свои грехи, и показав раны врачу, получить совершенное исцеление, то в сие-то особенно время и нападает и употребляет все усилия, чтобы низложить и повергнуть нас в беспорядочность. Посему, молю вас, будем бодрствовать и, зная коварство диавола, постараемся особенно в это время отгонять его так, как будто бы мы видели его присутствующим и стоящим пред нашими глазами, постараемся удалить от себя всякий помысел.

Мольба к богу

Молитесь не языком, но и самой душою

Смущающий душу нашу, напрягать все свои силы и творить усердную молитву так, чтобы не только язык произносил слова, но и душа вместе со словами восходила к Богу Ибо если язык и произносит слова, а душа скитается вне, помышляя о домашних делах, мечтая о том, что бывает на торжище, то нам не будет никакой пользы, а может быть, будет еще и большее осуждение. Если мы, пришедши к человеку, показываем такое к нему внимание, что часто не видим даже людей, стоящих поблизости, но сосредотачиваем мысль свою и видим тог о только, к кому пришли, тем более должны мы так поступать в отношении к Богу, всегда и непрестанно пребывая с молитвах.

Поэтому и Павел писал: молящиеся на всякое время, молитеся и духом (Еф. 6, 18), то есть не языком только и с постоянным бдением, но и самой душою: духом. Ваши прошения, говорит, да будут духовны; да бодрствует ваш ум, ваша душа да внимает словам. Просите того, что прилично просить от Бога, чтобы получить вам и просимое. И при этом ведите себя внимательно, трезвясь и бодрствуя душою, не высказывая небрежности, не носясь умом туда и сюда, но свое спасение со страхом и трепетом со-делывайте; ибо сказано: блажен иже боится всех за благоговение (Притч. 18, 14).

Молиться непрестанно

Все мы молимся, но не все пред Богом. У кого в то время, как тело лежит на земле и уста бессмысленно произносят слова, душа блуждает везде — дома и на площади; такой может ли сказать о себе, что молится пред Богом? Пред Господом молится тот, кто вполне собрал душу свою и не имеет ничего общего с землей, но переселился на самое небо и изгнал из души всякий человеческий помысел, как сделала Анна, о которой говорит Писание: И бысть егда умножи молящися пред Господом, Илий же жрец смотряще на уста ея (1 Цар. 1, 12). Здесь видны в этой жене две добродетели — постоянство в молитве и бдительность души; первая в слове умножи, последняя — в прибавлении пред Господом. Ибо она, всю себя собрав, с напряженным умом, призывала Бога скорбной душой. Как же сказано, что она еще умножи молитву, тогда как молитва ее была краткая?

Ибо она не распространялась в словах и недолго продолжала молитву, но сказала немногие и простые слова: Адонаи Господи, Елои Саваоф, аще призирая призриши на смирение рабы твоея, и помяне-ши мя, и даси рабе твоей семя мужеско, то дам е пред Тобою в дар бо дне смерти его: и вина и пиянственнаго не испиет, и железо не взыдет на главу его. (1 Цар., 1, И). Какое тут множество слов? И почему сказано: умножи? Потому что она постоянно повторяла одно и то же и не переставала в течение долгого времени произносить одни и те же слова. Так молиться повелел и Христос, сказав ученикам, чтобы они в молитве не говорили лишнего, как язычники; он показал нам и меру молитвы, внушая, что молящийся может быть услышан не за множество слов, но за бдительность души (Мф. 6). Но если, скажешь, должно молиться немного, то почему он сказал им притчу, внушаюшую молиться непрестанно, а вдовице, которая частым приходом своим и непрестанным повторением просьбы преклонила на милость жестокого бесчеловечного судью, не имевшего ни страха Божия, ни стыда человеческого.

Молитва у иконы

Павел заповедовал творить краткие, но частые молитвы

Почему и Павел увещевает в молитве пребывать (Рим. 12, 12) и непрестанно молиться (1 Сол. 5, 18)? А говорить недолго и молиться непрестанно — это противоречит одно другому. Нисколько не противоречит: напротив, одно с другим весьма согласно. И Христос и Павел заповедовали творить краткие, но частые молитвы, с небольшими промежутками. Если ты будешь распространяться в словах, то нередко станешьделать это без внимания и дашь диаволу большую свободу подойти к тебе, низложить и отвлечь мысль твою от того, что говоришь. Но если будешь творить молитвы частые, легко можешь быть бдительным и самые молитвы станешь творить с полным вниманием.

Это самое делала Анна: не распространялась в словах, но часто и многократно припадала к Богу. Когда же священник заградил ей уста, ибо он смотряше на уста ея, токмо устне ея двизастеся, а глас ея не слышашеся (1 Цар., 11, 13), она принуждена была покориться священнику и прекратить молитву Итак, загражден был у нее голос, но не заграждено дерзновение, напротив, тем сильнее вопияло внутри сердце. Это особенно и есть молитва, когда вопли раздаются внутри; так особенно свойственно душе страждущей выражать молитву не напряжением голоса, не горячечностью сердца. Так молился Моисей. Он ничего не говорил, а Бог сказал ему: что вопивши ко Мне? (Исх. 14, 15) Люди слышат только голос, но Бог, прежде этого голоса слышит вопль внутренний. Поэтому можно быть услышанным, не говоря ни слова; можно быть и на площади — и молиться мысленно с великим усердием; и, сидя с друзьями и занимаясь делом, можно призывать Бога с великим воплем, воплем внутренним, не слышным ни для кого из присутствующих. Глас ея не слышашеся, а Бог услышал ее, таков был внутренний ее вопль!

Обратим внимание и на время, когда она творила молитву. И воставши Анна по ядрении их в Силоме и по питии, и ста пред Господем (Цар., 1, 8). Видишь, то самое время, которое все употребляют на отдых, она посвятила молитве, после стола устремилась на молитву, пролила источник слез, показала ум трезвенный и бодрый и помолилась так усердно, что получила дар сверхъестественный, разрешила неплодство и исправила немощную природу. Вот что мы приобрели от жены этой: научились молиться и после трапезы. Кто готовится к молитве после трапезы, тот никогда не впадет в невоздержание и пьянство, но ожиданием молитвы, как бы уздою, удерживая свои помыслы, будет с умеренностью употреблять все предлагаемое, и как душу, так и тело исполнит великого благоговения. Ибо трапеза, начинающаяся и оканчивающаяся молитвою, никогда не оскудеет, но обильнее всякого источника принесет нам все блага.

Будем совершать молитву непрестанно, бодр-ственно и неусыпно. Под неусыпностью я разумею не только то, чтобы пробуждаться ночью, но чтобы и днем бодрствовать в молитвах; такой человек называется неусыпным. Ибо, и ночью молясь, можно спать; и, днем не молясь, можно бодрствовать, когда душа бывает устремлена к Богу, когда понимает, с кем она беседует и к кому обращено ее слово, когда содержит в уме, что ангелы предстоят Ему со страхом и трепетом; как же человек будет приступать к Нему, зевая и почесываясь? Великое оружие — молитва, если она совершается с надлежащими мыслями. Дабы тебе уразуметь ее силу, обрати внимание на следующее: непрестанная молитва преодолела бесстыдство, несправедливость, жестокость и грубость: слышите, — сказал Господь, — что судия неправды глаголет (Лк. 18, 6). Она преодолела леность, и чего не сделала дружба, то сделала непрестанная молитва: аще и не даст ему, зане друг ему есть, но за безочество его востав даст ему (Лк. 11, 8).

И недостойную жену непрестанная молитва сделала достойною: несть добро, отъяти хлеба чадом, и поверещи псом. Она же рече: ей Господи, ибо и пси ядят от трапезы господей своих (Мф. 15,26,27).

Пророк Мойсей

Еврейский пророк и законодатель – Мойсей

Будем же прилежны в молитве; она есть великое оружие, если совершается усердно, без тщеславия, от искреннего сердца; она обращала в бегство врагов, она оказывала благодеяние целому народу, и притом недостойному; вопли их услышах, — говорит Бог, — и снидох изъяти их (Исх. 3, 78); она есть спасительное врачевство, предохраняющее от грехов и исцеляющее от преступлений; к ней прибегала и оставленная всеми вдова. Посему, если мы будем молиться со смирением, если будем ударять себя в грудь, подобно мытарю, если будем произносить, подобно ему, слова: милостив буди мне грешнику (Лк. 18, И); то получим все. Правда, мы не мытари; но у нас есть другие грехи, не меньше его грехов. Не говори мне, что ты грешен в малом; всякое греховное дело в существе своем одинаково. Как убийцею одинаково называется и тот, кто убил мужа, и тот, кто убил дитя; так и любостяжательным — любостяжательный и в малом, и в великом.

И злопамятство есть не малый, но великий грех: путие злопомнящих, — говорит пр емудрый, — в смерть (Притч. 12, 28); и Христос говорит: всяк гневайся на брата своего всуе, повинен есть геенне, равно как и говорящий брату своему: рака или уроде, и тому подобное (Мф. 5, 22). Мы недостойно причащаемся страшных Тайн, завидуем, злословим; а некоторые из нас часто и упиваются. Каждое из этих дел само по себе достаточно для того, чтобы лишить нас Царствия Небесного; а если они соединятся вместе, то какое мы можем иметь оправдание? Много нам нужно каяться, возлюбленные, много молиться, много терпеть, много оказывать усердия, дабы получить обетованные нам блага.

Рекомендуется к прочтениюМолитвы перед едой и после еды

Молитва за врагов

С какою ревностью другие молятся о вреде врагам, с такою ревностью мы будем молиться и за врагов, и за своих братьев и непременно получим все полезное; потому что человеколюбив Подающий, и не столько мы желаем получить, сколько он желает подать. Итак, зная все это, хотя бы мы погрузились в крайнюю бездну нечестия, не будем и тогда отчаиваться в своем спасении, но будем приступать с благою надеждою, убедив самих себя, что мы непременно получим, чего просим, если станем просить с установленными им законами.

Многие к молитве присоединяют великое зло, повергаясь ниц, ударяя челом в землю, проливая горячие слезы, горько из глубины вздыхая, простирая руки и показывая всю ревность, употребляют эту горячность и усердие против собственного спасения. Они молят Бога не о своих грехах и просят не о прощении своих прегрешений, но всю эту ревность возбуждают в себе против врагов, делая то же, как если бы кто, изострив меч, не против неприятелей употребил это оружие, но поразил им собственную шею. Так и они возносят молитвы не об отпущении собственных грехов, а о наказании врагов; это и значит направлять меч против самих себя.

И это придумал лукавый, чтобы мы губили себя всеми способами, и нерадением и ревностью. Одни своею невнимательностью к молитвам оскорбляют Бога, показывая своей небрежностью неуважение к Нему; а другие, оказывая ревность, оказывают ее также против своего спасения. Такой-то, говорит диавол, небрежен: этого достаточно для меня, чтобы он не получил ничего; а этот ревностен и внимателен: что же делать? Я не могу уничтожить его ревности и произвести в нем небрежность; устрою же погибель его иначе. Как? Сделаю, чтобы он употребил ревность свою на беззаконие; таким образом он отойдет, не только не получив никакой пользы от своей ревности, но потерпев вред, больший происходящего от небрежности. Таковы козни диавола: одних он губит через небрежность, а других через саму ревность, когда она бывает не по заповедям.

Сошествие Иисуса Христа

Сошествие Иисуса Христа в Ад

Впрочем, нужно выслушать и самые слова такой молитвы, дабы видеть, что эти слова свойственны уму детскому и душе незрелой. Я стыжусь, намереваясь высказать их, но необходимо сказать, подражая этому неразумному языку.

Какие же это слова? Отомсти за меня, говорят, врагам моим; покажи им, что и у меня есть Бог. Не тогда, человек, узнают они, что у нас есть Бог, когда мы будем негодовать, гневаться и досадовать, но тогда, когда мы будем смиренными, тихими, кроткими и упражняться во всяком любомудрии. Так и Бог сказал: да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже на небесех (Мф. 5, 16).

Понимаешь ли, что молиться Богу о вреде врагам значит оскорблять Бога? Как, скажешь, оскорблять Бога? Так как Сам Он сказал: молитеся за враги ваша (Мф. 5, 44) и установил этот Божественный закон. Итак, когда ты просишь Законодателя нарушить собственные Его законы, молишь Его противоречить Самому Себе и Того, Кто запретил тебе молиться о вреде врагам, умоляешь, чтобы Он услышал тебя, молящегося о вреде врагам; то, поступая так, ты не молишься и не просишь, но оскорбляешь Законодателя и огорчаешь имеющего даровать тебе блага, происходящие от молитвы. Как же, скажи мне, может быть услышана твоя молитва, когда ты раздражаешь Того, Кто имеет услышать? Но твоя душа воспламеняется и восстает при воспоминании о вражде, твое сердце возмущается, и, вспоминая о нанесшем тебе обиду, ты не можешь утишить волнение мыслей? Противопоставь этой горячности воспоминание о своих грехах и страх будущего наказания. Вспомни, что ты сам много виноват перед Господом и за все это должен дать Ему отчет и этот ст рах могущественней этой страсти.

Вспомни во время молитвы о геенне, о наказании и мучении, и враг даже на мысль тебе не может прийти. Сокруши свой ум, смири душу воспоминанием о своих преступлениях, и гнев не в состоянии будет смущать тебя. Но в том и заключается причина всех зол, что грехи других мы исследуем с великой точностью, а свои пропускаем с великой небрежностью. А надобно было бы делать напротив: собственные грехи всегда иметь в памяти, а о чужих никогда не думать. Если мы будем так поступать, то и Бог будет к нам милостив и на ближних мы перестанем вечно гневаться и не будем иметь никогда никакого врага; если же когда и будем иметь, то немедленно прекратим вражду и получим скорое прощение собственных грехов. Подлинно, как тот, кто злопамятствует ближнему, не допускает, чтобы он сам был освобожден от наказания за собственные грехи, так чистый от гнева скоро будет чист и от своих грехов.

Ибо, если мы, злые и раболепствующие гневу, по заповеди Божьей прощаем все грехи, сделанные против нас, то гораздо более Он, человеколюбив ый и благий и чистый от всякой страсти, простит наши префешения, чтобы за наше снисхождение к ближнему воздать нам прощением наших собственных грехов, которое да сподобимся получить все мы, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

11 Мар 2019 229 0 27 мин
Поделитесь с друзьями
Читайте также
Поделитесь мнением